Get Adobe Flash player

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

June 18
Mo Tu We Th Fr Sa Su
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

В мировой истории широко освещены и известны события, связанные с проникновением Российской Империи в переделы Кавказа. Преданы перу и записаны в анналах истории почти каждые боевые стычки и конфликты, которые складывались у горцев с русским корпусом, с казаками и другими защитниками интересов Российского государства на Кавказе. Однако, мало кому известны страницы истории взаимоотношений горцев с Россией, которые свидетельствуют о дружбе, преданности и взаимоуважения царизма к горцам. Эти факты почему-то принято замалчивать или не афишировать в российской историографии. 

Чтобы пополнить этот пробел в нашей отечественной истории, выявить и предать гласности некоторые мало освещаемые или вовсе не известные факты нашего прошлого инициирован этнокультурный проект «ЗОВ ПРЕДКОВ».

А началась эта история следующим образом.

Несколько лет тому назад, в силу своей общественно-политической деятельности пришлось пересечься с доколе мне неизвестным общественником Сайпуддином Гучиговым, который представился как руководитель НКО «НАШ ДОМ – ГОРОД ГРОЗНЫЙ». Не могу сегодня точно сказать, была ли встреча к моей удачи или к несчастью, это покажет будущее. Однако, я узнал от него много интересного о нашей истории и языке, но это были не общеизвестные истины, а как говорится, «предания старины глубокой», рассказы и мифы, передаваемые горцами от поколения к поколению, от отца к сыну и т.д.

В одной из наших поездок в горы, куда мы направились с нашими уважаемыми гостями с соседних регионов, для ознакомления их с прекрасами наших гор и ущелий, мы проезжали через селение Нихалой, по направлению к селению Итум-Кали, не доезжая до арки, стилизованной под чеченские башни, с правой стороны лежит небольшой мостик, наличие которого выдают лишь два ряда сложенных камней по его границам, вместо перил, указывая на который вдруг Сайпуддин заявил: «А это мост, построенный в честь приезда в Чечню Александра цесаревича, позже известного как царь Александр II».

Сначала я было подумал, что Сайпуддин пошутил, так как множество раз проезжал мимо этого моста, не придавая ему ровным счетом никакого значения. Да и не только я, судя по тому, что здесь нет никакой памятной доски, говорящем о том, что по этому мосту проезжал будущий российскийимператор.  Я его спросил на сколько его заявление достоверно.

 «А как же, доподлинно известно, что цесаревич Александр несколько раз бывал в Чечне, сначала будучи наследником престола, а позже уже будучи и императором», - ответил мне Сайпуддин, ничуть не смутившись моего вопроса.

«Ну я что-то слышал о дружбе чеченцев с царями, и о том, что они посещали царский курорт в с. Горячеводском, который расположен прямо   рядом с нашим родовым селением Толстой-Юрт, но что, кто-то из Романовых проникал так далеко в горы, признаться, я слышу впервые»,- ответил я.

«Как же, не проникал!?», - не унимался Сайпуддин, уже решивший по своей манере общения затеять со мною спор на эту тему.

«Как раз справа по направлению от моста по сопке лежала старая дорога, по которой горцы нашего рода тумсой поднимались в родовые земли. Я помню, как мои старики рассказывали, что цесаревич Александр стоял вот на том утесе над мостом и смотрел вниз в глубокое ущелье, говорят, после этого он приказал построить мост в дар чеченскому народу», - начал свой рассказ Сайпуддин, указывая в направлении гор.

 «Это уже интересно, и я думаю, не только для меня, эти факты проливают новый свет на отношения горцев с царизмом и особенно в отношении царизма к горцам», - заинтригованно начал я развивать тему.

«А есть еще какие-то свидетельства или очевидцы того, что здесь был цесаревич и что именно он приказал построить этот мост?», - спросил я Сайпуддина.

 «Да! Я ни раз это слышал от разных людей старшего поколения, которые жили в этих горах. Здесь есть наш родственник, которому мы можем заехать и пообщаться на эту тему. Я думаю, он сможет подтвердить сказанное мною», - ответил Сайпуддин и мы решили заехать к этому человеку по пути обратно.

К сожалению, на обратном пути мы не застали этого местного жителя у себя дома, но договорились с ним по телефону приехать через некоторое время к нему в гости, чтобы записать эту информацию.

Второе наше путешествие к мосту, с целью сбора информации, состоялось примерно через неделю, и мы встретились с местным жителем селения Нихалой Дени Ижаевым, который подтвердил нам сказанное Сайпуддином Гучиговым, о чем нами были сделаны соответствующие видео и письменные свидетельства.

Всю дорогу до Грозного я обсуждал эту тему с Сайпуддином, и уже на второй день после поездки стал искать подтверждения к сказанному им в печатных источниках и публикациях, в интернет сети, и стал названивать моим товарищам историкам из Грозного и Москвы. Надо сказать, что нашел много интересного из того периода, связанного с пребыванием не только Александра Николаевича, но некоторых других царских особ на Кавказ, и в частности, в Чеченскую Республику того времени.

Исторические источники свидетельствуют о том, что представители рода Романовых не раз посещали чеченские горы.

В статье «Царские путешествия на Кавказ», опубликованной в интернет версии журнала «Родина», рассказывается, что несколько раз правящие государи и члены царствующей фамилии посещали Кавказ. Целями этих поездок были как демонстрация высочайшей заботы о провинциях Империи, так и приобретения новых знаний и впечатлений об управляемом ими государстве. И так перечислим некоторые даты и события из известных нам источников.

Зарема Ибрагимова, в своем исследовании данной темы: «Российские императоры и кавказские горцы-диалоги и сотрудничество», отмечает следующее:

«Российские императоры с членами своих семей регулярно посещали Кавказ. Эти путешествия царствующих особ крайне скудно освещены в исторической литературе, хотя архивных источников сохранилось довольно много. Еще меньше историки пишут о пребывании в качестве делегатов на торжественных приемах в столице Российской империи представителей коренных жителей Кавказа. О непосредственных встречах российских императоров с чеченцами сведений в исторической литературе практически нет, никогда эта тема не являлась предметом специального исследования учёных. Сохранились лишь отдельные архивные документы, свидетельствующие о довольно ярких, запоминающихся встречах императоров с чеченцами в разные годы, вовремя и после завершения Кавказской войны, как на военной периферии, так и в столице империи, на личных приемах у императора»[1].

Первым Северокавказский регион Российской Империи посетил Николай I, (отец Александра II), проехавший по региону в 1837 г., в разгар Кавказской войны. Который был настроен весьма решительно с целю положить конец нерадивому управлению регионом, на развитие которого было затрачены огромные средства из царской казны. Во время путешествия его ждало не мало опасностей, так как времена тогда были смутные, горцы объединились вокруг Имама Шамиля и вели войну против Российской Империи. Поэтому Николая Павловича во Владикавказе убеждали не рисковать, общаясь с местным населением. "Все это вздор!", - ответил царь и на следующий день бесстрашно ступил в толпу из трехсот горских депутатов, представителей "племен левого фланга". Он велел им распространить всюду его приказ прекратить грабительские набеги на казачьи станицы. Затем император подошел к стоявшим отдельно вайнахам-карабулакцам, выбрал из них великана свирепого вида с длинным кинжалом, положил руку ему на плечо и сказал переводчику: "Передайте этому народу, что они дурно себя ведут, и чтобы они, пока продолжается мое благоволение к ним, постарались как можно скорее исправиться". Старший карабулак робко сказал, что они боятся возможного принуждения к перемене веры. Николай показал на свой горский конвой: "У меня все веры терпимы, и вот ваши дети могут передать вам, что и у них в Петербурге есть мулла». Посетив регион Николай I, остался доволен своими караулом, который состоял из верноподданных Российской Империи, в том числе состоявшие из турок, армян и горцев Кавказа, которые впоследствии были награждены отдельно отчеканенными медалями.

Царь был настолько доволен своим караулом, что после возвращении в столицу император издал указ, который обязывал кавказское командование присылать каждые два года в Лейб-гвардии Кавказский полуэскадрон, созданный за десять лет до того, по 12 человек из знатных горских фамилий. Николай I решил, что люди, проявившие беспредельную преданность в рискованной обстановке, будут столь же надежны и на гвардейской службе.

Он также распорядился принять на учебу в Дворянский полк горских юношей. Им предстояло оказаться в чужих краях, в окружении "неверных" сверстников. Начальник III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии граф А.Х. Бенкендорф составил инструкцию для персонала этого военно-учебного заведения и для русских кадетов. Они должны были кавказцам-мусульманам "не давать свинины и ветчины, строго запретить насмешки дворян и стараться подружить горцев с ними... Телесным наказаниям (горцев. - В.Т.) не подвергать, вообще наказывать только при посредстве прапорщика Туганова, которому лучше известно, с каким народом как обходиться". Тем не менее почти никто из кабардинской и балкарской знати не согласился отправлять сыновей учиться в Петербург. Горские аристократы опасались, что их отпрыски вдали от дома забудут родной язык и обычаи. Но чтобы начальство не усмотрело в таком отказе бойкота правительственной политики, было решено послать в обучение детей второстепенных дворян-узденей. [2]

Как свидетельствуют источники, в первый раз Цесаревич Александр Николаевич, облаченный в горскую форму - черкеску прибыл в Грозной из Ставрополя в 1850 г, чтобы после этого через Ингушетию и Осетию, направиться по Военно-Грузинской дороге в г. Тифлис.

         Александр II, старший сын Николая I, посетил Кавказ несколько раз - в 1850 году, когда был еще наследником престола, и в 1861, 1871 годах – уже, будучи императором. К приезду царя местные власти старались не ударить «в грязь лицом» и очень тщательно готовились. В высокогорной Чечне колесных дорог после завершения войны не было, но для проезда императора в 1870 году была проложена дорога на Ботлих (из Терской области в Дагестанскую область), что в значительной степени в дальнейшем улучшило экономическое положение местных жителей, так как повысило уровень торговых связей Чечни с Дагестаном и Грузией. Чеченцы стали называть эту дорогу «Царской». «Царская» дорога спускалась с Керкетского перевала (6 993м.), на котором была установлена каменная пирамида в память посещения императором Александром II Кавказа, проехавшего здесь в 1871 году.

После завершения крестьянской реформы в 1871 году Александр II в сопровождении двух сыновей: наследника цесаревича Александра Александровича (в будущем - императора Александра III) и великого князя Владимира Александровича отправился на Кавказ, чтобы ознакомиться со сложившейся там обстановкой. Монарх посещает Петровск (ныне - Махачкала), Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск), последний оплот Шамиля - аул Гуниб. Царь объехал также Чеченскую равнину, был в столице Терской области - Владикавказе, а также посетил Поти, Кутаиси, Тифлис. Александр II путешествовал в сопровождении цесаревича, великой княгини и своего брата Михаила Николаевича – наместника на Кавказе. Александра II, как и его отца Николая I в свое время, сопровождал в путешествии большой конвой конных горцев из местных почетных фамилий. По примеру своего покойного отца, император тоже приехал на Кавказ не с пустыми руками. По его личному распоряжению, на Санкт-Петербургском монетном дворе было изготовлено в два приема (1500 и 1800 штук) 3300 медалей. В качестве награды он вручал их сопровождавшим его чинам почетного конвоя, высоким местным чиновникам и представителям различных групп депутатов, посещавших его. Медали были изготовлены из серебра. Носили медаль «Кавказ-1871» на груди, на ленте ордена святой Анны. Также в честь на Кавказ императора местная администрация подготовила списки чеченцев, которым были вручены медали «За усердие». В круг этих лиц входили как простые жители чеченских аулов, например, наград удостоились Дударка Хайдаев, Чангарой Улюхаев, так и военные из Терской постоянной милиции, а также служащие: словесные переводчики народного суда и письмоводители при наибах.

Во время поездки императора по Терской области ему подавались прошения от разных сословий, в том числе и от горцев. Для разбора жалоб была создана специальная комиссия, на каждое прошение давался обстоятельный ответ. В некоторых случаях император лично накладывал свою резолюцию. В 1871 году горцами, состоящими в ведомстве военно-народного управления Дагестанской области на высочайшее имя, было подано прошение. Жители приграничного района Дагестанской области хотели оставить исключительно в их пользовании Андийские высоты, которыми пользовались в то время ичкеринцы (чеченцы). Спор об этих горах возник еще в 1861 году, журнальным постановлением Особой комиссии, утвержденной в 1868 году императорским высочеством эти горы были признаны казенными. Главнокомандующий Кавказской армией на прошении вывел свою резолюцию: «Полагал бы отказать», и чеченцы продолжили пользоваться спорной территорией.

Приезд императора на Кавказ служил поводом для местных жителей не только обращаться с просьбами, но и легализовать свои традиционные институты народного самоуправления. После крушения имамата делались попытки оживить старые народные обычаи вайнахов. Вновь был поднят авторитет старейшин, шейхов, мулл и алимов. Мехк-кхел, или диван, как его стали называть вайнахи в период войны, собирался подпольно. Только в 1879 году он собрался открыто в Чаберлоевском обществе. Это заседание Мехккхела посвящалось приезду Александра II на Кавказ. Его приезд был использован как повод, чтобы легализовать традиционную вайнахскую общественную структуру. [3]

«По-настоящему рискованная ситуация сложилась во время посещения Кавказа цесаревичем Александром Николаевичем осенью 1850 г. Будущий великий реформатор проезжал через окрестности чеченского аула Урус-Мартан под охраной верных казаков. Вдали показались всадники в узнаваемых нарядах. Прокатился крик: "Чеченцы!" 32 летний Александр поскакал в ту сторону, и вся свита устремилась за ним. Даже тогдашний кавказский наместник князь М.С. Воронцов, которого по причине преклонного возраста и слабого здоровья везли в экипаже, испугавшись ответственности, взобрался на коня и бросился за цесаревичем. Казаки с победными криками и с шашками наголо летели в атаку, две полевые пушки из обоза развернули в сторону неприятеля и выстрелили картечью. Чеченцы не ожидали такого напора и ускакали прочь, оставив одного убитого и нескольких лошадей. Михаил Воронцов, возносивший молитвы за то, чтобы с наследником престола ничего не случилось, представил Александра Николаевича к ордену Св. Георгия.

Выяснять отношения с народами Кавказа Александру II пришлось в 1861 г. В то время уже закончилась война в Чечне и Дагестане, но продолжались бои на северо-западе региона, в землях адыгов (черкесов). В головах генералов и чиновников созрел план выселения непокорных туземцев в Османскую империю. Уже на границе Кавказского наместничества, в Тамани, императора встретила депутация из пятисот адыгов. При приближении его все они сложили оружие на землю, поклонились, а их старейшина обратился с прошением: его соплеменники будут самыми лучшими и верными подданными, станут строить дороги и крепости для русских войск, лишь бы остаться на родине. Александр пообещал сделать для этого все возможное, и адыги с радостными восклицаниями двинулись всей толпой провожать его.

Вторично Александра II прибыл на Северный Кавказ в 1871 году в сопровождении казаков, русской милиция и кабардинских князей с узденями. Проезжая через территорию Чечни, Александр наблюдал, как "громадная толпа чеченцев" лихо джигитовала по пути его следования. Более тысячи их составили царский конвой в Терской области11. Никакого негативного настроя император не почувствовал. Его недоступная сакральная персона, как и образ всякого государя, вселяла в горцев суеверное уважение. В день его прибытия в чеченский аул Ведено 14 сентября 1871 г. в семье одного местного жителя родились близнецы. Под впечатлением знаменательного события отец дал им имена Александр и Михаил…»[4]

В честь приезда в Чечню АлександраII, в 1861 году, в Грозном были установлены Александровские ворота («Красные ворота»). В честь Императорам АлександраII была названа улица и площадь в г. Грозном.В 1920 году ее переименовали в улицу Первомайскую, а уже в 1932 из-за строящейся трамвайной линии «Красные» или Александровские ворота снесли. Ныне эта улица называется ул. им. Али Митаева. [5]

Таким образом поработав с историческими материалами, я обнаружил множество свидетельств того, что царская династия Романовых не только периодически посещала Чечню, но и проводила некоторые строительные работы.  На ряду с фортификационными сооружениями, служившими для обороны крепости Грозной, строились еще и мосты, и дороги, для облегчения сообщения горцев с новой администрацией. Прошло более века после этих событий, но сегодня мы видим, как Федеральный центр России, следуя старой царской традиции строит дороги и мосты в Чеченской Республике. Сегодня, как и столетия назад, расширяется и укрепляется дорога по направлению Итум-Кали, где по сей день сохранился мостблиз селения Нихалой, построенный в дар благородным чеченцам от Александра II.

Ислам Сайдаев

 

 

Источники:

  1. Зарема Ибрагимова, «Российские императоры и кавказские горцы-диалоги и сотрудничество»
  2. Жур. «Родина», «Царские путешествия на Кавказ»https://topwar.ru/86387-carskie-puteshestviya-na-kavkaz.html
  3. Зарема Ибрагимова, «Российские императоры и кавказские горцы-диалоги и сотрудничество»
  4. «Царские путешествия на Кавказ»https://topwar.ru/86387-carskie-puteshestviya-na-kavkaz.html
  5. Информационное агентством «Чечен-инфо» http://checheninfo.ru/18314-chechenskie-hroniki-nachalo-hh-veka-aleksandrovskaya-ulica-i-krasnye-vorota.html

Календарь событий

ПОМНИМ!

РУКОВОДСТВО